Шевельков А.И.

 

ОЦЕНКА МОСКОВСКОЙ БИТВЫ В МЕМУАРАХ СОВЕТСКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

 

    В истории Великой Отечественной войны Московская битва занимает особое место. Победа, одержанная Красной армией под Москвой в очень  трудных условиях, не только развеяла в прах миф о непобедимости фашистской армии, но и вырвала стратегическую инициативу из рук врага, заставила его перейти к обороне по всей линии фронта, вызвала растерянность и смятение в рядах союзников Германии.  Эта победа  укрепила веру в неизбежность разгрома  врага, стала новым источником массового героизма на фронте и в тылу. Оказала огромное воздействие на развитие всей мировой обстановки.

    Московской битве посвящено большое количество исследовательских и мемуарных работ, авторами которых стали непосредственные ее участники, в том числе маршалы и генералы. Уже в годы Великой Отечественной войны, в 1943 г. под редакцией Маршала Советского Союза Б.М. Шапошникова вышла книга «Разгром немецко – фашистских войск под Москвой», в которой не только подробно были изложены события сражения под Москвой, но и сделаны важные выводы, практические рекомендации . По оценке маршала,  – Московская операция – чрезвычайно многообразное и динамичное явление, где нашли применение почти все виды оперативных и тактических действий. Где проходили маневренные бои и сражения при наступлении и обороне, прорыв фронта и окружение, действия подвижных соединений и авиадесантов, быстрая смена оперативных и тактических форм. Маршал отмечал, что Московская операция в большой мере обогащает наши представления о современном бое и операции.  И поэтому Она   нужно глубоко и серьезно изучать Московскую операцию.   Б.М. Шапошников пророчески говорил о том, что  о событиях Московской битвы  будут написаны целые тома, и, несомненно, ближние и дальние подступы к Москве станут священными местами, которые с благоговением будут посещаться миллионами советских людей, чтущих память героев великой битвы за Москву, а их  подвиги будут вечно жить в памяти народной. Сайт http://www.1942.ru/

    В 1950 – 1960 – е    гг. число публикаций значительно увеличилось. Ко второй половине 1960 – х   гг. только в центральной печати было опубликовано более 200 монографий, брошюр и статей, посвященных этой теме. Особенно много работ историков и военачальников появилось в период 1956–1966 гг.  В эти годы вышли мемуары генералов И.В. Болдина, А.А. Лобачева, Д.Д. Лелюшенко и других военачальников[1].

    Среди первых публикаций 1950–1960–х гг., выделяются работы Маршала Советского Союза А.И. Еременко: «На западном направлении. Воспоминания о боевых действиях войск  Западного, Брянского фронтов и 4 – й  ударной армии в первом периоде Великой Отечественной войны(1959 г.)», которая была одна из первых работ историко – мемуарного жанра,  посвященных Великой Отечественной войне. В 1965 г., в год 20 – летия Победы вышла его вторая книга: «В начале войны».

    В 1960 – 1970 – е  гг. многие известные военачальники подготовили мемуары, воспоминания о Великой Отечественной войне. Видимо, при жизни Сталина у них не было ни времени, а возможно и предложений и условий поделиться воспоминаниями, дать оценки этому важнейшему сражению Великой Отечественной войны.  И только в «брежневский» период, когда в 1965 г. было наиболее торжественно отмечено 20 – летие Победы в Великой Отечественной войне,  появилось большинство подобных трудов[2].  Хотя для Г.К. Жукова одним из условий появления некоторых этих работ являлось упоминание в них, а также показ важной роли Л.И. Брежнева в отдельных военных операциях[3].

В значительной степени эти труды носят автобиографический характер, освещают практически каждый день, подробные события войны. В них содержится огромный фактический материал, ценнейшие исторические сведения о многих военных операциях.

   В то же время, маршалы и генералы не смогли рассказать подлинной правды, как в целом о войне, так и о Московской битве. Это относилось и к трудам историков. Да и в целом же, на изучение битвы под Москвой, как и других событий войны, отрицательно сказалось недоступность ко многим документам, цензура, стандарты мышления, формирование концепций лишь в полном согласии с официальными трудами[4]

   Необходимо отметить, что появлению работ советских военачальников,  в значительной степени способствовали научные конференции, приуроченные к юбилейным датам Великой Отечественной войны, публикация сборников материалов по их итогам, а также сборники воспоминаний под редакцией известных военачальников, историков[5].

    Участниками наиболее крупных конференций, авторами статей в сборниках  были:  Ф.И.Голиков, Г.К. Жуков, А.И. Еременко, М.Е. Катуков, В.Д. Соколовский, П.А.Ротмистров, генералы армии Д.Д. Лелюшенко, А.П. Белобородов, Н.М.Миронов, К.Ф. Телегин и другие военачальники, командовавшие основными воинскими соединениями в битве за Москву.

    Среди других мемуаров 1960 – 1970 – х   гг., наибольшую популярность имел труд маршала Советского Союза Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления».

     Значительное место в его книге заняло изложение событий битвы под Москвой. Такое внимание к этим событиям он объяснял следующим образом: «Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось   из минувшей войны, я всегда отмечаю: битва за Москву»[6]. Именно здесь решалась судьба войны и страны.

     Труды военачальников позволят восстановить практически полную картину событий Московской битвы, оценить ее значение. Остановим внимание лишь на отдельных событиях этого важнейшего сражения. В качестве основного источника – мемуары  советских военачальников.

Гитлер дважды (23 июля и 12 августа 1941 г.) отдавал приказ об овладении центральным промышленным районом СССР, а 6 сентября 1941 г. им была подписана директива о подготовке генерального наступления на Москву, ближайшей целью которого ставилось – окружить и уничтожить советские войска в районе Вязьмы и Брянска. В дальнейшем предполагалось начать преследование отходящих на московском направлении советских войск, чтобы не допустить создания нового фронта обороны Красной армии на ближних подступах к Москве, окружить столицу с востока и овладеть ею.

     По мнению маршала Г.К. Жукова, планируя операцию «Тайфун»,  Гитлер в конце августа – начале сентября 1941 г.  не рискнул продолжать наступление на Москву. Он планировал первоначально захватить Ленинград, а затем, соединившись с финскими войсками, нанести глубокий удар, обходя Москву через Ярославль. Героические защитники Ленинграда, ожесточенное сопротивление советских войск на Украине, сорвали этот план, а 4 – я   бронетанковая группа, а также танковая армия Гудериана, которым отводилась важнейшая роль в захвате Москвы, понесла большие потери, что оказало серьезное влияние на исход битвы за Москву[7].

     Гитлер не сомневался в скором успешном завершении операции по захвату столицы и даже требовал отклонить предложение о капитуляции Москвы, если оно будет сделано русским командованием. В директиве немецкого генерального штаба группе армий «Центр» (12 октября 1941 г.) говорилось: «Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена противником. Всякий, кто попытается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно»[8]

    Московская битва – крупнейшая битва второй мировой войны. Она продолжалась более полугода – с 30 сентября 1941 г. по 20 апреля 1942 г. Сражение развернулось на фронте протяженностью свыше 700 км. В ней участвовали с обеих сторон около 2 млн чел., до 2,5 тыс. танков, 1,5 тыс. самолетов, свыше 20 тыс.  орудий и минометов[9].

    На московском направлении были сосредоточены основные силы армий «Центр»– свыше 80 дивизий, в том числе 23 танковые и моторизованные. Мощную  группировку поддерживал 2 – й  воздушный флот (более 1000 самолетов). Это составляло 40% всех общевойсковых и более половины танковых и моторизованных дивизий, брошенных Гитлером на Восточный фронт. В составе группировки были отборные эсэсовские дивизии во главе с опытными  генералами  под командованием генерал – фельдмаршала фон Бока[10].

     Г.К. Жуков отметил, что, произведя перегруппировку своих сил на московское направление, противник превосходил все три наших фронта, вместе взятых – в  живой силе – в 1,25 раза, по танкам – в 2,2 раза, по орудиям и минометам – в 2,1 раза, а по самолетам – в 1,7 раза. С нашей стороны было в полтора – два раза меньше людей и вооружения. Сказывались потери, понесенные Советской армией летом 1941 г.[11]

По другим данным, соотношение сил было таким: количество дивизий у  обеих сторон было примерно равным, хотя наши стрелковые дивизии по численности значительно уступали противнику. Враг превосходил наши войска по количеству самолетов в 2,6 раза, а по людям в 1,4 раза[12].  

По характеру боевых действий эта битва делится на два периода –  оборонительный и наступательный. Непрерывные боевые действия только на ближних подступах к Москве велись 45 дней.

    Планом гитлеровского командования по овладению Москвы предусматривалось: ударами мощных группировок из Духовщины, Рославля, Шостки в восточном и северо – восточном направления, расчленить и уничтожить войска Западного, Резервного и Брянского фронтов в районе Вязьмы и Брянска, не допустив их отхода к Москве. В дальнейшем немцы намечали охватить столицу с севера и юга и во взаимодействии с наступавшими на Москву с запада и юго – запада 9, 4 и 2 – й   полевыми армиями,  захватить столицу.

16 сентября 1941 г. была принята директива решающей операции под кодовым названием «Тайфун».

     В соответствии с планом немецкого командования,  30 сентября 1941 г. началось наступление фашистов на брянском, а 2 октября – на вяземском направлениях. И уже 30 сентября 2 – я   танковая группа генерала Гудериана нанесла мощный удар на орловском направлении.                  Несмотря на героическое сопротивление наших войск, противнику удалось прорвать их оборону. На московском направлении на дальних подступах к столице оборонялись три наших фронта: Западный (командующий – генерал – полковник И.С.Конев), Резервный (командующий – Маршал Советского Союза  С.М.Буденный) и Брянский (командующий  – генерал А.И.Еременко). В их составе насчитывалось около 800 тыс. бойцов, 782 танка и 6808 орудий и минометов, 545 самолетов. К  7 октября значительная часть войск Западного и Резервных фронтов была окружена в районе Вязьмы[13].      

     Враг был уверен в успехе наступления на Москву. 2 октября 1941 г. Гитлер выступил с речью, в которой заявил: « Создана, наконец, предпосылка к последнему огромному удару, который еще до наступления зимы должен привести к уничтожению врага. Все приготовления, насколько это возможно для людских усилий, уже окончены. На этот раз планомерно, шаг за шагом шли приготовления, чтобы привести противника в такое положение, в котором мы можем теперь нанести ему смертельный удар. Сегодня начинается последнее, большое, решающее сражение этого года»[14].

     В течение первой половины октября немцы добились значительных успехов. На севере танковые и моторизованные соединения фашистов ворвались в Калинин, на юге – овладели Орлом и продвигались к Туле. Сложилась исключительно тяжелая обстановка.

     В книге Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского «Солдатский долг», очень подробно освещены бои на Волоколамском направлении и Ленинградском шоссе, в районе Солнечногорска и Крюково. Давая общую оценку сложнейшей ситуации в октябре 1941 г. маршал пишет: «Скажу лишь одно: тогда все – от рядового до генерала – не жалели ни сил, ни  жизни, чтобы преградить врагу путь к Москве»[15].   

19 октября 1941 г. ГКО объявил осадное положение в Москве и прилегающих районах. В двадцатых числах октября в результате ожесточенных боев, наступление противника было остановлено примерно в 100 км  западнее Москвы и в районе Тулы. При этом советские войска сорвали попытку противника выпрямить линию фронта и глубоко охватили фланги группы «Центр».

     Оценивая итоги октябрьского немецкого наступления, маршал А.И.Еременко отметил, что за месяц напряженных боев, врагу удалось продвинуться на главном (Московском) направлении на 230 – 250 км, но план прорыва к столице был сорван и «…гитлеровская ставка вынуждена была пойти на двухнедельную паузу для подготовки нового удара»[16].  

      15 – 16 ноября 1941 г. началось второе «генеральное» наступление на Москву. Для удара непосредственно на Москву на фронте от Московского моря до Ефремова была выделена 51 дивизия, в том числе 21 танковая и моторизованная дивизии. За 20 дней наступления фашистские войска продвинулись на 80 – 90 км и оттеснили наши части севернее Москвы к каналу Москва – Волга, к Красной Поляне, Крюкову и южнее Москвы – к Кашире. На отдельных направлениях враг находился в 25 – 30 км от Москвы. Здесь, на ближних подступах к Москве, враг был остановлен. Последняя попытка врага прорваться к Москве в первых числах декабря из – под Наро – Фоминска,  окончилась провалом. Нашим войскам удалось ликвидировать наметившийся прорыв и отбросить фашистов на исходные рубежи[17].   

     В этом наступлении враг исчерпал свои возможности, понес огромные потери в живой силе и технике, израсходовал резервы. К 5 декабря,  на Западном направлении,  наметился перелом. Не сумев добиться решительного успеха ни на одном из участков прорыва, немецкие  войска были  вынуждены  перейти к обороне. Войска группы армий «Центр» в составе 74 дивизий, в их числе 22 танковых и моторизованных, составили линию обороны более 1000 км. При этом оба крыла этой основной группировки оказались с севера и с юга охвачены войсками Калининского, Западного и Юго – Западного фронтов. Как свидетельствует Г.К. Жуков, ударному кулаку противника была противопоставлена глубоко эшелонированная оборона, а на самых опасных направлениях были сосредоточены все наши основные танковые части[18].  

       Еще в конце ноября советское командование приступило к непосредственной подготовке контрнаступления под Москвой. Готовя операцию, Ставка и командование фронтов координировали действия войск с одновременными ударами партизан Калининской, Московской, Смоленской областей и Белоруссии. Планом контрнаступления предусматривалось: ударами на Клин, Истру и Солнечногорск разгромить ударную группировку врага на правом крыле и одновременным ударом на Узловую и Богородецк, вывести из строя левофланговую группировку, где находилась и танковая армия Гудериана. Юго – Западному фронту предстояло разгромить елецко-ливненскую группировку врага.  Следует отметить, что к началу контрнаступления количество наших войск увеличилось, однако общее превосходство осталось на стороне противника [19].               

       5 – 6  декабря 1941 г. перешли в контрнаступление Калининский и Западный фронты. Немецкие армии, обессиленные, измотанные боями несли большие потери и под натиском наших войск, отступали от Москвы[20].   

       Как вспоминал К.К.Рокоссовский, в контрнаступление наши войска   перешли без всякой паузы. В районе Красная Поляна, Крюково, бои вообще не прекращались. Уже к 8 декабря, в результате трехдневного боя, доходившего часто до рукопашных схваток, фашисты  были  выбиты из деревни Крюкова, которая  8 раз  переходила из рук в руки[21].

       Маршал отмечает такой факт, что глубокий снежный покров и сильные морозы не позволяли совершать маневры в сторону от дорог с целью отрезать пути отхода противнику. О тяжелых условиях передвижения наших боевых частей, приводивших к срыву оперативных операций, писал и маршал А.И.Еременко[22]. Так что сложные климатические условия не только отрицательно влияли на развитие стремительной операции советских войск, но и помогали фашистам, спешно отступить, избежав окружения.

В ходе стремительного наступления войсками Западного фронта,  12 декабря 1941 г. был освобожден Солнечногорск, а 15 декабря – Клин, была прорвана оборона врага  на рубеже Истринского водохранилища. Силами других фронтов были освобождены Калинин, Елец.

      Контрнаступление под Москвой, а также под Тихвином и Ростовом,  переросло в общее наступление советских войск, действовавших на центральном направлении. Хотя, как вспоминал Г.К. Жуков, успешно начавшиеся наши наступательные операции под Ростовом и Тихвином, не получив должного завершения, приняли затяжной характер[23].  

      Наибольшего развития это наступление достигло на западном направлении. Преодолевая ожесточенное сопротивление, наши войска продвинулись на отдельных направлениях на 400 км и нанесли серьезное поражение центральной группировке немецко – фашистских войск.

Громя противника и оттесняя его на запад, советские войска подошли к Великим Лукам, Ржеву, Гжатску, Вязьме. Подводя итоги московской битвы, маршал Г.К. Жуков констатировал, что в этих боях войска закалялись, мужали, набирали опыта и, получив в свои руки даже минимально необходимое количество технических средств, из отступающей, обороняющиеся силы превратились в мощную наступательную силу.

      Говоря о значении битвы под Москвой Г.К.Жуков отметил, что впервые за шесть месяцев войны Красная Армия «…нанесла крупнейшее поражение главной группировке гитлеровских войск. До этого Советские Вооруженные Силы уже осуществили ряд серьезных операций, замедливших продвижение вермахта на всех трех главных направлениях его ударов. Тем не менее, они по своим масштабам и результатам уступают великой битвы у стен советской столицы»[24].  Отметил он и большое международное значение этого сражения

       По мнению И.Х. Баграмяна, победа под Москвой явилась решающим военно – политическим событием первого года войны: «Трудно переоценить огромное значение ее последствий на последующий ход войны. Окончательно был похоронен гитлеровский план блицкрига, была развенчана фальшивая легенда о непобедимости гитлеровской армии. Народы мира впервые поверили в возможность обуздания агрессора»[25]. Как отмечал Д.Д. Лелюшенко: «… В итоге битвы под Москвой Красная Армия не только выдержала таранный удар вермахта, но после пятимесячной обороны и отступления сумела захватить инициативу, вынудила врага перейти к обороне, а затем в ходе стремительного контрнаступления нанесла немецко – фашистским войскам, слывшим до этого времени непобедимыми, поражение стратегического масштаба»[26].

       Обобщая итоги первого периода войны, в том числе битву под Москвой, А.И. Еременко указал, что в результате этой победы нам удалось вернуть стратегическую инициативу: «…однако полностью достичь поставленных целей, а именно уничтожить основные силы центральной группировки врага…»[27].    

Оценивая итоги битвы за Москву, первого военного полугодия, генерал армии С.М.Штеменко сделал наиболее подробные выводы:

Во – первых, Красная армия устояла против натиска самой сильной армии капиталистического мира.

Во – вторых, развеяла в прах миф о непобедимости гитлеровцев, делом доказала, что их можно бить и, в конечном счете, разбить.

В – третьих, мы похоронили надежды Гитлера на молниеносную войну.

В – четвертых, положение нашей страны оставалось пока тяжелым…, потенциальные возможности противника для ведения войны еще очень велики.

В – пятых, наши возможности тоже далеко не исчерпаны…, в глубине страны успешно накапливались многочисленные резервы, в тылу врага все шире разворачивалось партизанское движение.

В – шестых, войска наши получили закалку и некоторый боевой опыт, стали действовать организованней и уверенней; налаживалось надежное управление ими.

В – седьмых, отдалилась угроза войны на два фронта. Разгром немцев под Москвой охладил пыл японских милитаристов[28].

      Что же касается роли И.В.Сталина во время битвы под Москвой, К.Г.Жуков писал: «Мне нередко задают вопрос о роли И.В.Сталина во время битвы под Москвой. И.В.Сталин был все это время в Москве, организуя силы и средства для разгрома врага. Надо отдать ему должное, …опираясь на руководящий состав наркоматов, он проделал колоссальную работу по организации необходимых стратегических резервов и материально –технических средств. Своей жесткой требовательностью он добивался, можно сказать, почти невозможного»[29].   

      В то же время, А.И. Еременко, вероятно, под впечатлением воспоминаний обстоятельств гибели в сентябре 1941 г. командующего Юго – Западным фронтом Героя Советского Союза генерал – полковника М.П. Кирпоноса, начальника штаба фронта генерал – майора  В.И. Тупикова, тяжелых поражений в первые месяцы войны писал: «К таким катастрофическим итогам привело грубое попрание Сталиным азбучных истин военной стратегии» [30]

       Как отмечал А.М. Самсонов, при оценке роли Сталина,  Г.К. Жуков не сказал и не мог сказать в «брежневское» время о многом, и, прежде всего, об очередной преступной расправе с военными кадрами (расстрел первого командования Западного фронта в начале войны, и в октябре 1941 г. – дважды Героя Советского Союза генерал – лейтенанта Я.В.Смушкевича, многих других выдающихся военачальников)[31].   

Подводя итоги Московской битвы, советские  военачальники приводят практически одни данные о потерях врага, очень скупо или вовсе не упоминают о потерях наших войск.

       Г.К. Жуков: « Советские войска в ходе битвы под Москвой тоже понесли большие потери, но они все время получали от Родины необходимую помощь…»[32].  

       К.К. Рокоссовский, говоря о потерях  своей 16 армии, также ограничивается фразой, что «войска понесли большие потери», но затем делает некоторое уточнению. По его словам, после длительных оборонительных сражений, а затем в контрнаступлении, в дивизиях оставалось по 1200 – 1500 чел.: «…Не лучше было и в соседних с нами армиях. Весьма серьезные потери в боях нес командный и политический состав»[33].  И не совсем понятно, какие были потери на самом деле. Но через 10 страниц мемуаров становится более ясно: «Мы давно забыли, что дивизия – это 8 тыс. бойцов. Наши соединения насчитывали 3,5, а то и 2 тыс. человек; редко какая дивизия имела 4 тыс., и та после одного – двух боев по численности приближалось к остальным» 34.    

Если учесть, что бои шли непрерывно, то можно представить о тех огромных потерях, которые несли наши части[34].

       А.И. Еременко, командовавший в период Московской битвой Брянским фронтом, а затем 4 – й   Ударной армией,  также отмечал, что большинство дивизий насчитывало 1200 – 2000 штыков.[35] Говоря о потерях фашистов, Маршал Советского Союза М.В. Захаров  приводит такие данные: с 1 октября 1941 г. по 31 марта 1942  г. немцы потеряли убитыми, ранеными, пропавшими без вести и пленными около 650 тыс. чел.[36]  Тогда как за всю военную кампанию на Западном фронте в 1940 г. вооруженные силы фашистской Германии потеряли убитыми 27 тыс. чел. Цифру в более чем полмиллиона человек потерь вермахта называет и Г.К.Жуков[37].   

       В работе, вышедшей  под редакцией Маршала Советского Союза В.Д.Соколовского,  общие потери врага на Западном фронте осенью и зимой 1941/1942 гг. насчитывали: около 500 тыс. не только убитых, но и пленных[38].  

Генерал армии С.М. Штеменко не называет число потерь, а только отмечает: «…противник заплатил… чрезвычайно дорого»[39].   

По данным на начало 1990 – х   гг., потери группы армий «Центр», действовавшей на московском направлении, составили 772 тыс. чел.

Полная правда о потерях с обеих сторон в битве все еще остается «белым пятном» нашей истории и многое предстоит исследовать[40].         

       В заключение этого вопроса, следует привести выступление У. Черчилля по лондонскому радио 15 февраля 1942 г., то есть еще в ходе Московской битвы: «Русские победоносно продвигаются вперед… Более того, они впервые развенчали гитлеровскую легенду. Вместо побед в России немцы нашли поражение, неудачи, позор неслыханных преступлений,

кровопролитие, потери миллионов немецких солдат»[41].    

       После разгрома немцев под Москвой,  Гитлер провел массовую смену генералов. По словам английского военного историка  Д.Фуллера, в результате битвы под Москвой,  «…самыми бедственными были последствия для германской армии и командования. Германская армия так и не вернула

утраченную энергию, а в глазах всего мира она лишилась ореола непобедимой армии. Командование же было буквально уничтожено…Такого разгрома генералов не видывали со времен битвы на Марне[42].    

       В год 70 – летия Победы в Великой Отечественной войне, особенно проникновенны и актуальны слова Г.К.Жукова, исходящие из глубины его души: «Выражая глубокую благодарность всем участникам битвы, оставшимся в живых, я склоняю голову перед светлой памятью тех, кто стоял насмерть, но не пропустил  врага к сердцу нашей Родины, столице, городу-герою Москве. Мы все в неоплатном долгу перед ними»[43].   

       В книге маршала Советского Союза И.С. Конева «Записки командующего фронтом 1943 – 1945 гг.»,  приведены очень хорошие слова: «Победа далась нам нелегко. Враг был силен и коварен. Тем большей славы достоин советский солдат – чудо – богагырь. Ему мы обязаны нашей победой. Слово «солдат» собирательное: это и рядовой, и сержант, и старшина, и офицер, и генерал, и маршал – все воины фронта и партизаны. Нравственная сила советского солдата, проявленная на войне, необыкновенна. Она воплотилась в его доблести, отваге и героизме. Наш солдат смело шел в атаку на врага, без колебаний вступал в смертельный бой, прокладывал путь к победе, ради жизни на земле»[44].

       Каждый раз, когда читаю и перечитываю мемуары советских военачальников, воспоминания участников войны и,  преклоняясь перед массовым  героизмом солдат и офицеров в Московской битве,  я особенно внимательно вчитываюсь в строки, посвященные боевым действиям 316  Панфиловской дивизии. И пытаюсь представить,  как сражался красноармеец Алексей Кондратьевич Шевельков, который защищал столицу сначала на Волоколамском, а потом на  Ленинградском шоссе. И как бы хотелось видеть его живым, как его трех братьев – фронтовиков.  Не пришлось... Мой дядя погиб в кровопролитных сражениях за деревню Крюково 7 декабря 1941 г., за день до ее освобождения.  На том самом рубежном 41 километре Ленинградского шоссе, где и был похоронен в братской могиле. Прах же его неизвестных товарищей был упокоен у Кремлевской стены. Светлая память всем тем, кто отстоял Москву, Родину на все полях сражений, на фронте и в тылу, всем тем,  кто выжил в войну, но не дожил до 70-летия Победы.

 

Литература

 

1.Василевский А.М. Дело всей жизни. М.,1975.  – 607 с.

2.Баграмян И.Х. Так начиналась война. М., 1970. – 263 с.

3.Гречко А.А. Годы войны. М.,1976. – 574 с.

4. Деборин Г.А. Вторая мировая война. М., 1958. –369 с.

5.Еременко А.И. На западном направлении. Воспоминания о боевых действиях войск Западного, Брянского фронтов и 4 – й  ударной армии в первом периоде Великой Отечественной войны. М., 1959 . –  197 с. Он же. В начале войны. М., 1965. – 512 с.

6.Жуков Г.К. Воспоминания и размышления М.,1970. – 736 с.

7. Конев И.С. Записки командующего фронтом 1943 – 1945. М.,1972. –  376 с.

8. Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М.,1972. – 376 с.

9.Самсонов А.М. Москва, 1941 год. М., 1991. – 289 с.

 10. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны М.,1968. – 416 с.

 

Ссылки

[1]  Болдин И.В. Страницы жизни. М., 1961. 247 с.; Лелюшенко Д.Д. Заря Победы. М., 1966. 144 с.; Лобачев А.А. Трудными дорогами. М.,1960. 336 с.

[2] См.: Баграмян И.Х. Так начиналась война. М.,1970; Гречко А.А. Годы войны. М.,1976; Еременко А.И. В начале войны. М., 1965; Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М, 1970; Конев И.С. Записки командующего фронтом 1943 – 1945. М.,1972; Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М.,1968; Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны М.,1968  и др.

[3] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М.,1970. С. 464.; 

[4] Самсонов А.М. Москва, 1941 год: от трагедии поражений – к Великой Победе. М.,1991. С. 6.

5 В 1964 г. под редакцией Маршала Советского Союза В.Д.Соколовского появилась книга «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой». В 1966 г.  25 – летию разгрома немецко – фашистских войск под Москвой, был посвящен сборник воспоминаний непосредственных участников и очевидцев Московской битвы – «Провал гитлеровского наступления на Москву». (Под редакцией А.М.Самсонова. М.,1965 г.).  Их авторами были:  Ф.И.Голиков, Г.К.Жуков, М.Е. Катуков, П.А.Ротмистров, Д.Д. Лелюшенко, А.П.Белобородов, К.Ф.Телегин и другие военачальники, командовавшие основными воинскими соединениями в битве за Москву. По итогам научной конференции, также посвященной 25 – летию разгрома немецко – фашистских войск под Москвой, была опубликована книга «Беспримерный подвиг» (Под редакцией П.А.Жилина. М.,1968 г.). В нее были включены доклады виднейший советских военачальников, принявших участие в конференции: маршал Советского Союза Г.К. Жуков, И.С. Конев, В.Д. Соколовский, А.И. Еременко, генералы  Д.Д. Лелюшенко, Н.М. Миронова и др.

[6] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1970. С. 378.

[7] Г.К. Жуков. Великая битва. В кн.: Беспримерный подвиг. М.,1968. С. 88 – 89.

[8] См.: Разгром немецко-фашистских войск под Москвой. М.,1964 С. 54.

[9] Там же. С. 3.

[10] Самсонов А.М. Москва, 1941 год…С. 75.

[11] Соколовский В.Д. Великая битва под Москвой и ее историческое значение. – В   кн.: Беспримерный подвиг. Материалы научной конференции, посвященной 25 – летию разгрома немецко – фашистских войск под Москвой. М., 1968. С. 19.

[12] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1970. С. 336 – 337.

[13]А.М. Самсонов называет такие цифры: с обеих сторон участвовало более 3 млн  чел., до 3 тыс. танков, свыше 2 тыс. самолетов. На всех участках, где враг наносил главные удары, он превосходил советские войска: в людях в 3– 4  раза, по танкам – в 2–8, по орудиям и минометам в 4–7   раз. Это было достигнуто немцами целенаправленной концентрацией сил и средств.– В   кн.: Москва,1941 год...С. 75.

[14] У одних авторов это определено как приказ, зачитанный войскам в ночь на 2 октября 1941 г. (См.: Самсонов А.М.. Москва, 1941 год: от трагедии поражений – к великой победе. М., 1991 С.75.), а у других как выступление с речью (Г.А.Деборин. Вторая мировая война. М., 1958, С.156).

[15] Рокосовсский К.К. Солдатский долг. М.,1980. С. 69.

[16] Еременко А.И. В начале войны. М.,1965. С. 393.

[17] Там  же. С. 394.

[18] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М, 1970. С. 363.

[19] Еременко А.И. В начале войны…С.398.

[20] Жуков Г.К. Первое стратегическое поражение вермахта. – В  кн.: Провал гитлеровского наступления на Москву…С. 48.

[21] Рокоссовский К.К. Солдатский долг…С. 96.

[22] Еременко А.И. В начале войны…С. 372.

[23] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления… С. 368.

[24] Там же. С. 377.

[25] Баграмян И.Х.Так начиналась война. М.,1970. С. 507.

[26] Лелюшенко Д.Д. На юго – западных подступах к столице. В кн.: Беспримерный подвиг. М.,1968. С. 86.

[27] Еременко А.И. В начале войны…С .492

[28] Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М.,1975. С. 50 – 51.

[29] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления…С. 378.

[30] Еременко. В начале войны…С. 338.

[31] Самсонов А.М. Москва, 1941 год….С.204 – 205.

[32]Жуков Г.К. Воспоминания и размышления…С.36.

[33] Рокоссовский К.К. Солдатский подвиг…С.100 – 101.

[34] Там же. С.112.

[35] Еременко А.И. В начале войны…С. 372.

[36] Захаров М.В. Предисловие. – В кн.: Провал гитлеровского наступления на     Москву. Под ред. А.М.Самсонова.М., 1966. С.12.

[37] Жуков Г.К. Первое стратегическое поражение вермахта…С.55.

[38] См.: Разгром немецко – фашистских войск под Москвой…С. 437.

[39] Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны…С. 50.

[40] Самсонов А.М. Москва, 1941 год… С.205

[41] Еременко Л.М. Глазами друзей и врагов. М.,1966. С. 85 – 86.

[42] Д. Фуллер. Вторая мировая война. М.,1956. С.168 – 169.

[43] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления…С. 379.

[44] Конев И.С. Записки командующего фронтом 1943 – 1945.  С. 517.

© 2017. Разработка сайта А. Клюев